При подготовке к этой теме, я выявил устойчивую взаимосвязь между нормой и культурными правилами, стереотипами. Стоит также сказать и о соотношении сексуальных отношений и глубинных особенностях личности.

Во врема Краффт-Эбинга (19 век) доминировало такое понимание сексуальности, при котором любой сексуальный контакт, исключая генитальный, считался ненормальным. Позднее работы З. Фрейда и его ученика В. Райха, указали на связь многих истерических, физиологических и даже психотических симптомов с сексуальной неудовлетворенностью человека. Началась сексуальная революция. Фрейд признал изначальную природную бисексуальность каждого человека, которая в дальнейших процессах развития приобретает фиксацию на определенных объектах (противоположный пол, свой пол, животные, предметы одежды и прочее). Однако, и Фрейд, и Райх настаивали на том, что течение сексуальной жизни должно принимать традиционные формы, а «извращения» были признаны мишенью для лечения.

Причины возникновения сексуальных нарушений имеют очень широкий спектр возникновения:

  • биологические, в том числе и на стадии внутриутробного развития
  • психические, обусловленные стилем воспитания и особенностями отношений с родителями ближайшими родственниками
  • социальные: определенные табу, мода и пропаганда отношения к сексуальности в культуре могут поощрять или тормозить определенные виды сексуального поведения.

В настоящее время вместо оценочных слов «извращение», «перверсия» употребляется термин «парафилия» обозначающий достижение полового удовлетворения с помощью необычных или культурно неприемлемых стимулов. Истинная парафилия, по заявлениям медиков, чаще всего носит врожденный характер и проявляет себя впервые при половом созревании и может сохраняться всю жизнь. Сильное, всеобъемлющее специфическое желание сексуального удовлетворения настолько захватывает сознание и поведение человека, что нарушает его социальную адаптацию, нормальную жизнедеятельность, и, что очень важно, является ЕДИНСТВЕННЫМ способом достичь полового удовлетворения. Парафилию относят к ненормальному сексуальному функционированию.

Сексуальные девиации – это отклонения от сексуальной нормы, лишенные той самой фиксированности, которая наблюдается при парафилии. Это то, что является нормой, хотя и может, в зависимости от обстоятельств быть «на грани» с нормой. Например, в определенных психотравмирующих условиях сексуальные девиации могут носить фиксированный характер: в тюрьме могут обостриться гомосексуальные девиации, при присутствии в отношениях(или в период развития детской сексуальности) различных видов насилия – бдсм. При этом, специфические фантазии НЕ являются единственным способом достичь сексуального удовлетворения. Сексуальные девиации активнее всего проявляют себя в возрасте 15-25 лет, в период наивысшей сексуального желания, обусловленного гормональными процессами.

Теперь, когда мы наметили границу нормы и патологии, хотелось бы немного углубиться в тему взаимосвязи сексуальных предпочтений со структурой личности человека.

Если в структуре психики наблюдается отсутствие жестокого внутреннего цензора, который бессознательно блокирует любые отступления от заданных правил, то вполне вероятно, мы можем найти у взрослого человека наличие «необычных» сексуальных фантазий (мы помним, что многое зависит от культурных норм: 150 лет назад оральный секс был бы причислен как минимум к девиации). Я взял это слово в кавычки для того, чтобы показать, что для нашего, не столь жестко ограниченного в нормах времени, это скорее является обычным, чем необычным.

В процессе психоанализа зачастую действительно можно найти истоки тех сексуальных образов, которые наполняют сексуальные фантазии. Соответственно, на сексуальную жизнь проецируется сама личность человека, вместе со всеми ее неадаптивными сторонами, фиксациями, недостаточно развитыми сторонами. Смелее остальных выразился известный исследователь Жан Лакан, который сказал, что у людей нет секса как такового.

 Он имел в виду, что у них нет такого секса, который есть у животных: мы наполняем наши отношения и секс теми образами, которые есть внутри нас самих, делая из этого естественного процесса некий необходимый для высвобождения энергии, театр. На все возражения по поводу этого утверждения, можно попросить представить сексуальный акт, в котором у людей начисто стёрта их личность, их сознание, отключено воображение и эмоциональные следы опыта их прошлой жизни. Согласитесь, трудно такое представить.

Однако, секс часто становится некой «сливной ямой» для всех тех личностных проблем, которые не могут найти своего разрешения и личность не растет. Этому способствует современная культура, давшая людям больше сексуальной свободы после сексуальной революции и мировых войн: да, пусть лучше люди занимаются, чем-то необычным, чем выплескивают эту энергию  в форме агрессии.  Только в момент оргазма, человек действительно может забыть себя, почувствовать на время очищенным от труднопереносимого груза своих проблем и личностных особенностей, которые он не может принять в себе самом.

Например, человек, любящий садизм, чувствует себя в глубине души слишком слабым и подавляемым (с ним делали это в детстве), а теперь подавляет таким же способом других, чтобы привести себя в равновесие. Вуайерист настолько убедился в недоступности желанного объекта, что в его бессознательном это стало полноценной заменой естественной близости. Логика в этих бесчисленных примерах довольно проста, однако все эти ответы не помогут страдающим людям при одном только интеллектуальном восприятии, необходима глубокая психотерапия. Сдается мне, этот механизм лежит в основе сексуальной зависимости, хроническом онанизме, сильно фиксированных сексуальных девиациях.

Прикрепляю к этой статье очень любопытную схему от Franklin Veaux, который схематично изобразил современное многообразие сексуальных отношений людей

Сексуальность: норма и патология

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Заказать звонок
+
Жду звонка!